kokojambo: (skull)
На соседний камень опустилась большая ворона. Или все-таки ворон? Обычно прилетает ворон. Но ворон черный, а у этой грудь серая. Значит, ворона, а это... Птица внимательно смотрела на меня. Ждет - понял я, глядя на неподвижный блестящий черный зрачок. Я слишком давно тут лежу. Если не удастся подняться... Но эта невероятная слабость, это бессилие, одолевавшие меня все последнее время, не позволяли даже пошевелиться.

Это довольно неприятно, неловко, когда на улице внезапно подкашиваются ноги, и ты вынужден хвататься за случайных прохожих, но они не могут тебе помочь, ты недвижно лежишь на земле и наблюдаешь, как теплая собака целует тебя в лицо. Нет сил даже на то, чтоб выбраться из этого сна - можно только заснуть здесь и проснуться на следующем уровне сновидения. Труднее всего было спрыгивать с трамвайной платформы - подползти к краю, дождаться, когда платформа чуть замедлится и постараться кинуть тело так, чтоб оно упало на песчаную насыпь и, по инерции покатившись, не попало бы под колеса...

Началось это, кажется, с того момента, как на пальцах стали расти волосы. Это произошло довольно быстро, в течение часа или даже нескольких минут на тыльной стороне ладони выросли длинные волосы. Я обнаружил, что впервые разглядываю свои руки. Я рассматривал руки, понимал что с ними что-то не так, но что нужно сделать после того, как посмотришь на руки? Я никак не мог вспомнить. Когда через некоторое время я снова посмотрел на руки, волосы уже выпали, оставив после себя причудливые шрамы...  Так что же нужно сделать после того, как посмотришь на руки?

С тех пор приступы внезапной слабости повторялись все чаще, и все чаще приходилось прятаться от людей - не хотелось, чтоб видели посторонние. Но не всегда удавалось предугадать момент, чтоб не попасть в неловкое положение...

И вот теперь я там, где никого нет. Вокруг только вода, камни и ворона напротив. Необычно большая ворона, размером, наверное, с собаку... Или все-таки ворон? Так или иначе, если я не встану, она не уйдет. Надо встать, надо хотя бы пошевелиться, дать ей понять, что еще не всё... Но как? Как? Это ведь просто - нужно только скомандовать себе откуда-то оттуда сюда в сон - себе, который здесь, от себя, который там. Но, черт побери, как это сделать? Через сколько этажей вложенных друг в друга сновидений должен пройти сигнал, рассеиваясь по дороге?

Каким-то неимоверным усилием я заставил себя подняться. Оттуда это казалось легко, а здесь тело слушалось с трудом. Теперь оставалось только перепрыгнуть на берег. Вот он, в двух шагах полоса песка. Но я понимал, что сил допрыгнуть мне уже не хватит. Нужно прыгать с самого края камня: если смогу долететь хотя б до того места, где под водой еще можно разглядеть песок, то вторым толчком можно попытаться вытолкнуть себя на берег. Если же упаду ближе, то там наверняка глубина, и выбраться я уже не смогу. Ворона, до сих пор неподвижно наблюдавшая за мной, сдвинулась с места, подошла к краю своего камня, помедлила, оттолкнулась и бесшумно взлетела.

Я сделал шаг. Плавучий камень, оттого что я приблизился к его краю, накренился, готовый перевернуться и сбросить меня в воду. Раздумывать больше не было времени, я оттолкнулся и полетел...



kokojambo: (skull)
Был у меня сосед по даче, Гена. Ну, то есть как был - он и сейчас, надеюсь, есть, дай бог ему долгих лет. Просто я на даче давно не бывал. Это милейшей души старичок. Ну нет, еще не совсем старичок, еще крепок, хоть и тощ. Огородик возделывает, парничок ставит, баньку чинит. И кабачок тебе подарит, и зелени, и рассады всякой. И за водой к нему в колодец сходить - всегда пожалуйста. И жена у него красивая, и собачка забавная. И потрындеть с ним приятно о том, о сем под июльским солнышком: "Как бабушка? Когда приедет? У вас очень хорошая бабушка." Ну, да и выпить не дурак...

Наступает пятница, и к вечеру приезжают соседи, и накрывают столы, и Гена напивается... Не знаю, как рассказать эту историю дальше. Я постараюсь без мата.

Когда затихают, наконец, радиоприемники и магнитофоны, жена просыпается и говорит: "там, похоже, мордобой и сейчас кого-нибудь убьют". С улицы раздаются истошные вопли, четырехэтажный мат, битье чего-то обо что-то. Я высовываюсь в окно. Никого нет. Все спят. Гена один ходит кругами по своему участку и проклинает на чем свет стоит этих соседей, это правительство, эти овощи, жену, собаку, и кого-то конкретного но неясного вот прямо сейчас готов в землю закопать своими руками. Он машет этими руками и топчет ногами. И кричит. Очень кричит. И бьется чем попало об отремонтированную баню. Никто ему не отвечает.

- Спи, это Гена ходит.
- А вдруг он сейчас кого-нибудь... или себя повредит?

Но Гена предусмотрительно сам себя отгородил металлической сеткой от соседей. Мы думали, это из-за какой-то неприязни. А может, наоборот?


Я давно не был на даче. Года три. Но когда я захожу в соцсети и читаю всякие комментарии, я вспоминаю Гену. Я думаю о том, что вот сейчас, вот в этой ночи с пятницы на субботу где-то ходит по огороду одинокий Гена и машет в пустоту кулаком, и грозится кого-то убить, и кричит что-то про фашистов, и про какой-то город, и... дальше не разобрать.

Завтра он будет снова чинить баню. И дарить кабачки. И все будет хорошо.
До следующей пятницы.
kokojambo: (skull)

Каждый человек рождается поэтом. В этом ошибка природы. Во младенчестве он страстно ощупывает окружающий мир и пробует его на вкус. Он хватается цепкими пальцами за все, до чего может дотянуться - за стены, ручки дверей, за тетину юбку и за дядин нос, за дерево, за куст и за собачью какашку. И самое интересное, конечно, тянет в рот.

Обычно это проходит. Человек все ощупал, попробовал на зуб, понял, где он находится, чем это ему грозит, и успокоился. Горе тому, в ком с возрастом не умер поэт. Он как наркоман, которому требуется все большая и большая доза. Осознав, что простое ощупывание окружающих предметов не приносит уже той звонкой радости, он начинает входить с ними в более плотный контакт - биться головой об стену, например. Или наносить себе другие повреждения - для того только, чтобы вновь почувствовать этот мир, который все время ускользает куда-то. Снова ощутить его вкус, который может оказаться и вкусом крови, и вкусом мороженого.

И может быть, поэтому поэты на этом свете долго не живут.

kokojambo: (skull)
На гуглопланшете есть чудесная штука - гуглоассистент, или помощник. Он показывает погоду и, собирая сведения обо мне, дает всякие ценные советы и подсказки.

Например, сегодня с самого утра и до сих пор он настоятельно советует мне поехать на работу. Даже маршрут уже проложил и пробки на дорогах проверил.

- Куда-а-а??? - спросил я, продрав глаза.
- Вы работаете в супермаркете "Призма" - отвечал услужливый ассистент.

- Где-е-е??? - еще раз удивился я.

- В супермаркете "Призма" - невозмутимо отвечал ассистент, - ты был там неделю назад в то время, когда люди идут на работу, у меня все записано. Так что вставай с дивана и езжай на работу.

- Ыть, - чуть не подавился я, - но ведь неделю назад ты считал, что я работаю на киностудии RWS, и это все-таки чуть ближе к правде, там я был по рабочим делам.

- Данные обновились. Теперь ты работаешь в супермаркете. Твои коллеги тебя заждались. Тележки с парковки не убраны, кассы не справляются с очередью, в кондитерском отделе упал стеллаж. Вставай с дивана и езжай на работу! Уровень пробок 6, температура -16, время в пути 22 минуты.

- Слушаюсь и повинуюсь, - только и смог произнести я, - Слава роботам! Но что за кривой маршрут ты мне проложил? За это время я и пешком туда дойду. Ты что же, дорогой, не запомнил даже дорогу, которой я езжу в те края?

- Гуглокарты лучшие гуглокарты в гугле. Доверьтесь нам. Мы заботимся о вас. Пора на работу. Пора на работу.

- Кстати, пока мы пререкались, рабочий день уже закончился, тебе не кажется? - и я с удовольствием показал язык прямо в глазок камеры.

Ассистент безмолвствовал. Наверно, глубоко задумался о том, как такое вообще возможно, чтоб человек весь день лежал на диване и у него не было работы. Инструкций на этот случай ему не выдали.

- Ну что ж. Слава роботам! - повторил я. И немедленно выпил.

P.S. Старина Чарли гений все-же. Во что превратится Гугл, он предсказал целых 77 лет тому назад.

kokojambo: (Default)
Объявление.

Дорогие друзья. Настоящим сообщаю, что последние две недели я пребывал в полной отключке и в сети практически не появлялся. Более того, я заболел и чуть не помер. Но теперь все позади, и в итоге родился совершенно безумный киносценарий. Правда, я совершенно не представляю, что теперь с ним делать. Тех, кто желал бы ознакомиться, прошу как-либо отметиться в комментариях к этой записи. Буду рассылать электропочтой персонально. Голливудским продюсерам - вне очереди. Так же буду признателен тем, кто сподобится прочитать, за отзывы любого содержания. Сценарий небольшой - всего 14 страниц. Жанр - фантастический триллер.

Комментарии скрываются.
.
kokojambo: (s)

Некая небольшая, но дружная компания занимается строительством тоже небольшого, но уютного домика. На каком-то этапе работы будущий домик вдруг просел и покосился, грозя упасть. Друзья собрались за столом, дабы обсудить - что произошло, и принять решение - что делать дальше. Слово держит Вася:
- Мы, я считаю, недостаточно сплочённая команда. Каждый занимается своим делом и не видит, что делает товарищ. Надо скоординировать наши действия. Давайте строить новый дом, с учётом ошибки.
Следующим говорит Коля:
- Я согласен с Васей. Надо объединить усилия. Давайте обойдём нашу постройку и найдём, в каком месте мы сделали ошибку. Исправив её, мы сможем спасти этот дом, либо не допустить её при постройке нового. Что скажет Петя?
Петя говорит:
- Я согласен с Васей и Колей. Надо проверить все составляющие. Для начала давайте вспомним, кто какую работу делал. Я, Петя, закладывал фундамент, я мог пропустить один блок, отчего дом и покосился. Коля размешивал цемент, мог перепутать пропорции, кладка стала неустойчивой и дом покосился. Жора рисовал чертёж, у него могла дрогнуть рука. Вася забивал гвозди и, возможно...
Вдруг Вася, до сей поры  сосредоточенно слушавший и кивавший головой, при звуках собственного имени неожиданно вскакивает с возмущением:
- Почему это, чуть что - так сразу Вася виноват?!

На этом месте я позволю себе прервать повествование и обратиться к читающему эти строки. Скажи, о любезный читатель, какое мнение сложилось у тебя только-что о человеке по имени Вася? Как, ты считаешь, должны поступить Петя, Коля и Жора, когда в следующий раз услышат от Васи слова о сплочённости команды? И задам ещё один вопрос, без ответа на который я не смогу продолжить этот рассказ:
Что бы ты сделал, о читатель, на месте Васи для того, чтобы вернуть доверие друзей? 

kokojambo: (s)
Бескрайнее снежное поле. В глубоком снегу протаптываем дорожку. По пути ставим вешки, чтобы не заблудиться.
Приходит начальник:

- Это что, где дорога?
- Вот, работаем...
- Что вы мне тут палками обозначили?
- Это вешки, чтобы не заблудиться...
- Уберите это, здесь должна быть во-от такая широкая дорога - чтоб автобус проехал.
- Нам они нужны, чтобы знать, куда топтать. Давайте сверим направление, вот компас.
- Меня это не ебёт, я в компасах не разбираюсь. Уберите.
- Так куда же нам топтать?
- Это не важно, должно быть шоссе - четыре, нет, пять метров шириной.
- Хорошо...

Присыпали вешки снегом, чтоб начальник не очень видел, но можно было ориентироваться. Топчем дальше.
На следующий день. Приходит начальник:

- Что это за тропинка? Где шоссе?
- Вот, натаптываем.
- Так, бросайте это занятие. Топчите новую - пять метров шириной.
- Мы же уже натоптали маршрут, теперь будем расширять.
- Это узко, автобус не пройдёт. Топчите новую.
- И где топтать новую?
- Давайте поперёк!
- Подождите, нам ведь надо протоптать из точки А в точку Б, так? В точке А у нас автобус. Если мы будем топтать поперёк, как мы потом автобус туда перетащим? Кран, что ли, вызовем?
- Меня это не ебёт, главное, чтоб дорога широкая была. Да ровная. А над ней чтоб луна. А по обочинам чтоб кусты. Нет, вместо кустов палок ваших натыкаем, вот. Представляете?
- О! Так давайте мы сами сразу палок и натыкаем - они нам как раз нужны!
- Нет! Этим будут заниматься специально обученные люди после того, как вы протопчете широкое шоссе.

Протоптали новую тропинку непонятно откуда непонятно куда.
Через день:

- Опять узко, опять палки торчат. Вы что, боитесь ширины?
- Нет, мы боимся заблудиться.
- Сделайте наконец, хоть метр в длину, но широкую.
- А потом что?
- А потом ещё одну, и так далее.
- Так не срастётся же!
- Пусть вас это не ебёт.
- Может, всё-таки эту расширим?
- Нет, эта узкая. Давайте новую - широкую. Вот здесь.

Натоптали посреди поля квадрат пять на пять. Приходит начальник.

- Вот молодцы! Можете ведь, если захотите. Это что - каток?
- Это - фрагмент шоссе. Пять метров в ширину, пять в длину.
- А где у него длина, где ширина? Автобус с какой стороны поедет?
- Так вас же это не ебёт!
- Это вас ничего не ебёт. Как вы топчете? Вяло и уныло. Вот, посмотрите, как надо.

Начальник пляшет, утаптывает снег на одном месте, высоко подпрыгивая и размахивая руками. Смотрим на него с недоумением.
Выдохшийся начальник, оглядываясь по сторонам:
- А где наш автобус?..
- Давайте сориентируемся. Вот компас.
- Я уже видел компас. Где автобус, я вас спрашиваю?
- Может, там... А может, там. Зависит от того, где находимся мы.
- А мы где находимся?
- А нас это не ебёт!

В поисках автобуса стали топтать ещё одну дорожку...

Так и протаптывали в снегу лабиринты, пока не вытоптали весь снег. Пришлось ждать снегопадов, которые засыпали бы по новой бескрайнее скользкое поле, в которое и вешку не воткнуть, и на автобусе по которому не проехать.
Page generated Jul. 20th, 2017 12:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios