kokojambo: (skull)
ЖЖ пизда.

***

May. 11th, 2015 08:32 pm
kokojambo: (skull)
Этот город затем, чтоб отвыкнуть от солнца.
Выдь на воздух - и словно ослеп.
Купишь водки и хлеба в казенном оконце,
И назад - в свою крепость, в свой склеп.

Этот город немыслим, неведом снаружи.
Здесь рождаемся мы, упыри.
Здесь уместно погибнуть, обнявшись со стужей,
Но о солнце мне не говори.

Этот город весной в суетливом бессильи
Не находит ни слез, ни речей,
Только солнце опять занавешено пылью.
Чей приказ? Очевидно, ничей.

Это солнце, что плавит на партах тетрадки,
Сквозь окно непотребная синь,
Облака... Не нужны нам, мы в полном порядке.
Уходи, наваждение, сгинь!

.
kokojambo: (skull)
На соседний камень опустилась большая ворона. Или все-таки ворон? Обычно прилетает ворон. Но ворон черный, а у этой грудь серая. Значит, ворона, а это... Птица внимательно смотрела на меня. Ждет - понял я, глядя на неподвижный блестящий черный зрачок. Я слишком давно тут лежу. Если не удастся подняться... Но эта невероятная слабость, это бессилие, одолевавшие меня все последнее время, не позволяли даже пошевелиться.

Это довольно неприятно, неловко, когда на улице внезапно подкашиваются ноги, и ты вынужден хвататься за случайных прохожих, но они не могут тебе помочь, ты недвижно лежишь на земле и наблюдаешь, как теплая собака целует тебя в лицо. Нет сил даже на то, чтоб выбраться из этого сна - можно только заснуть здесь и проснуться на следующем уровне сновидения. Труднее всего было спрыгивать с трамвайной платформы - подползти к краю, дождаться, когда платформа чуть замедлится и постараться кинуть тело так, чтоб оно упало на песчаную насыпь и, по инерции покатившись, не попало бы под колеса...

Началось это, кажется, с того момента, как на пальцах стали расти волосы. Это произошло довольно быстро, в течение часа или даже нескольких минут на тыльной стороне ладони выросли длинные волосы. Я обнаружил, что впервые разглядываю свои руки. Я рассматривал руки, понимал что с ними что-то не так, но что нужно сделать после того, как посмотришь на руки? Я никак не мог вспомнить. Когда через некоторое время я снова посмотрел на руки, волосы уже выпали, оставив после себя причудливые шрамы...  Так что же нужно сделать после того, как посмотришь на руки?

С тех пор приступы внезапной слабости повторялись все чаще, и все чаще приходилось прятаться от людей - не хотелось, чтоб видели посторонние. Но не всегда удавалось предугадать момент, чтоб не попасть в неловкое положение...

И вот теперь я там, где никого нет. Вокруг только вода, камни и ворона напротив. Необычно большая ворона, размером, наверное, с собаку... Или все-таки ворон? Так или иначе, если я не встану, она не уйдет. Надо встать, надо хотя бы пошевелиться, дать ей понять, что еще не всё... Но как? Как? Это ведь просто - нужно только скомандовать себе откуда-то оттуда сюда в сон - себе, который здесь, от себя, который там. Но, черт побери, как это сделать? Через сколько этажей вложенных друг в друга сновидений должен пройти сигнал, рассеиваясь по дороге?

Каким-то неимоверным усилием я заставил себя подняться. Оттуда это казалось легко, а здесь тело слушалось с трудом. Теперь оставалось только перепрыгнуть на берег. Вот он, в двух шагах полоса песка. Но я понимал, что сил допрыгнуть мне уже не хватит. Нужно прыгать с самого края камня: если смогу долететь хотя б до того места, где под водой еще можно разглядеть песок, то вторым толчком можно попытаться вытолкнуть себя на берег. Если же упаду ближе, то там наверняка глубина, и выбраться я уже не смогу. Ворона, до сих пор неподвижно наблюдавшая за мной, сдвинулась с места, подошла к краю своего камня, помедлила, оттолкнулась и бесшумно взлетела.

Я сделал шаг. Плавучий камень, оттого что я приблизился к его краю, накренился, готовый перевернуться и сбросить меня в воду. Раздумывать больше не было времени, я оттолкнулся и полетел...



***

Jan. 6th, 2015 04:48 am
kokojambo: (skull)
С Новым Годом! А ты еще молод...
По коленям крадется холод,
Гололедица, годы, голод,
Снег ложится стеной на плечи.

Дикобразы, ежи и ёлки...
Я всю жизнь собирал иголки,
Для чего - я забыл, что толку?
В вышине снова тают свечи,

Капли падают мне на печень.
Поколениями покалечен,
Расцветает огнями город.
И не слышно, как воют волки.

Гололедица, голод, годы...
Лишь забвенье - залог свободы.
Кто был светел, а кто был дорог -
С каждым годом все неинтересней.

Хвоя сыпет прабабкины песни,
Сколько лет уже, сто или двести -
Я не помню, откуда родом
Нескончаемый длится морок,

А тебе лишь слегка за сорок,
Молоко превратится в творог
В то же время на том же месте...
Здравствуй, деточка! С Новым Годом!



kokojambo: (skull)
Непрочным воском склеенные крылья
Зачем ты дал мне, бешеный Дедал?
Смеялись боги моему бессилью:
Гляди, гляди, там человек упал.

Там человек упал - кричала площадь.
Где? В море! Нет, то был метеорит!
Там человек... Да нет, упала лошадь!
А этот... Глянь, ты глянь - еще летит!

***

Nov. 13th, 2014 10:07 am
kokojambo: (skull)
Он был неразборчив как почерк врача.
Любил горячо, воевал сгоряча.
Плевал за плечо, презирал осторожных,
Танцуя на картах дорожных.

Раскинулись карты - семерка и туз.
А глобус и вправду похож на арбуз.
Так выпало - срезало напополам.
Проснулся, а ноги уже где-то там.

Мы плавали, знаем. Не бойся, сынок.
Судьба - ерунда. Потанцуем без ног.
Подлечат и выпишут к марту.

А тело, а тело все требует ласки.
Усталая нимфа к казенной коляске
Несет медицинскую карту.

***

Nov. 1st, 2014 04:36 am
kokojambo: (skull)
Потерпи же, осталось немножко.
Ты ведь знаешь, так было всегда -
В погребах прорастала картошка,
В облаках созревала вода.

И от самой отчаянной жути
Кто-то нас до сих пор уберег...
Не пролей. Просто пой. С нами шутит
Виноградный танцующий бог.

***

Oct. 10th, 2014 06:06 am
kokojambo: (skull)
Только пепел и пыль,
Пыль и пепел так липнут на пальцы.
Мы с тобою везде - постояльцы.
Облетает ковыль.

Истекает сентябрь.
За окном день по-прежнему светел,
И друзья обращаются в пепел,
Всюду пепел и гарь.

Всюду пыль призывает забыть,
Все забыть, застелить слоем пыли -
Как упрямы, отчаянны были,
Как хотели любить.

Нет на свете любви никакой,
Есть одна бесконечная нежность.
Изменяются имя и внешность,
Остается покой.

Не грусти, не надейся, не бойся -
Нас не тронет уставшая смерть.
Когда будешь сидеть на погосте,
Распечатай конверт.

Расскажи мне - не сказку, не быль...
Мы с тобой за себя не в ответе...
Помолчи, ведь на всем белом свете
Только пепел и пыль.

***

Aug. 31st, 2014 03:00 am
kokojambo: (skull)
Снова всплывает в тумане
памяти мутная взвесь.
Все это было не с нами,
все это было не здесь.
Снова идем с парусами
в море средь каменных глыб.
Чайки смеются над нами.
Чайки, смеясь, ловят рыб.
Птицы, постойте, я с вами
брошусь в отважный полет!
В омуте между меж валунами
может, и мне повезет.
В крике их - смех преисподней,
в перьях их - звездная стать.
Чайки, простите, сегодня
я не готов умирать.
Что, если мы - тоже рыбы?
Если действительно так -
где-то за облаком-глыбой
спит одинокий рыбак,
спит с папиросой в пригоршне,
рыбы трепещут в сети...
Чайки, прощайте, нам больше
с вами не по пути.

***

Aug. 6th, 2014 01:22 am
kokojambo: (skull)
Который час? Никто не знает.
И не темно, и не светло.
Лишь чайка в море улетает,
Лишь дождь стучит в твое стекло.

Лишь образ, слеп и неизведан,
Рождается в минутном сне,
И чей-то призрак очень бледный
Вдруг появляется в окне.

И он молчит, но как-то нервно,
Как лицедей в немом кино.
Он ждет, он бросится, наверно!
Не отворяй ему окно!

Смотри, как тают в небе лета
Дворцы, каналы и мосты;
И тень убитого поэта
Глядит на нас из пустоты.

kokojambo: (skull)
не искуплен грех
не развеян прах
хлеб один на всех
порохом пропах

или сдвинуть твердь
или жить впотьмах
иль несет нам смерть
серебристый птах

голый скоморох
и кровавый смех
и печальный бог
смотрит снизу вверх

kokojambo: (skull)
И клоуны в больничных рясах
Из погребов мозги выносят
С нейтральным напрочь ароматом.
А на дворе стояла осень.

Стояла, головой качала,
Качались в такт мои суставы,
И мчался поезд запоздалый
По костяному бездорожью.

В твоих костях не сыщешь правды.
Твоих любовей мне не сни.
Прощай, немытая! Однажды
Мы полетим как пузыри.

Как пузыри из детских ручек,
Как заводные комары...
Мы будем вечно неразлучны.
Всё, всё, усни. Скорей усни.

kokojambo: (skull)
Был у меня сосед по даче, Гена. Ну, то есть как был - он и сейчас, надеюсь, есть, дай бог ему долгих лет. Просто я на даче давно не бывал. Это милейшей души старичок. Ну нет, еще не совсем старичок, еще крепок, хоть и тощ. Огородик возделывает, парничок ставит, баньку чинит. И кабачок тебе подарит, и зелени, и рассады всякой. И за водой к нему в колодец сходить - всегда пожалуйста. И жена у него красивая, и собачка забавная. И потрындеть с ним приятно о том, о сем под июльским солнышком: "Как бабушка? Когда приедет? У вас очень хорошая бабушка." Ну, да и выпить не дурак...

Наступает пятница, и к вечеру приезжают соседи, и накрывают столы, и Гена напивается... Не знаю, как рассказать эту историю дальше. Я постараюсь без мата.

Когда затихают, наконец, радиоприемники и магнитофоны, жена просыпается и говорит: "там, похоже, мордобой и сейчас кого-нибудь убьют". С улицы раздаются истошные вопли, четырехэтажный мат, битье чего-то обо что-то. Я высовываюсь в окно. Никого нет. Все спят. Гена один ходит кругами по своему участку и проклинает на чем свет стоит этих соседей, это правительство, эти овощи, жену, собаку, и кого-то конкретного но неясного вот прямо сейчас готов в землю закопать своими руками. Он машет этими руками и топчет ногами. И кричит. Очень кричит. И бьется чем попало об отремонтированную баню. Никто ему не отвечает.

- Спи, это Гена ходит.
- А вдруг он сейчас кого-нибудь... или себя повредит?

Но Гена предусмотрительно сам себя отгородил металлической сеткой от соседей. Мы думали, это из-за какой-то неприязни. А может, наоборот?


Я давно не был на даче. Года три. Но когда я захожу в соцсети и читаю всякие комментарии, я вспоминаю Гену. Я думаю о том, что вот сейчас, вот в этой ночи с пятницы на субботу где-то ходит по огороду одинокий Гена и машет в пустоту кулаком, и грозится кого-то убить, и кричит что-то про фашистов, и про какой-то город, и... дальше не разобрать.

Завтра он будет снова чинить баню. И дарить кабачки. И все будет хорошо.
До следующей пятницы.
kokojambo: (skull)

Каждый человек рождается поэтом. В этом ошибка природы. Во младенчестве он страстно ощупывает окружающий мир и пробует его на вкус. Он хватается цепкими пальцами за все, до чего может дотянуться - за стены, ручки дверей, за тетину юбку и за дядин нос, за дерево, за куст и за собачью какашку. И самое интересное, конечно, тянет в рот.

Обычно это проходит. Человек все ощупал, попробовал на зуб, понял, где он находится, чем это ему грозит, и успокоился. Горе тому, в ком с возрастом не умер поэт. Он как наркоман, которому требуется все большая и большая доза. Осознав, что простое ощупывание окружающих предметов не приносит уже той звонкой радости, он начинает входить с ними в более плотный контакт - биться головой об стену, например. Или наносить себе другие повреждения - для того только, чтобы вновь почувствовать этот мир, который все время ускользает куда-то. Снова ощутить его вкус, который может оказаться и вкусом крови, и вкусом мороженого.

И может быть, поэтому поэты на этом свете долго не живут.

kokojambo: (skull)
Хватит пламенных речей.
Вот вам сказ про палачей.

Как из каменной печи
Вылетали палачи:
Из чертогов чистых-чистых,
Чисто в тысячу свечей -
Много-много палачистых
И плечистых палачей.

Я об этом не смолчу -
Палачу все по плечу.
Даже в поле саранча
Ожидает палача -
Записного-расписного,
Дорогого палача.

...

По степи несутся вскачь
С палачихою палач,
А за ними без оглядки
Мчатся следом палачатки.

Наши парни-палачи
Разгрызают кирпичи,
А у ваших палачей
Член валяется ничей.

Наша баба-палачиха
Вам сейчас покажет Лихо,
А из ваших палачих
Вылетает только чих.

Доберется до печенок
Наш отважный палаченок,
А у ваших палачат
Уши в стороны торчат.

За какие ж калачи
Подались вы в палачи?

...

И сошлися палачищ
В чистом поле тьмы полчищ.
Размахнулся сгоряча -
Треснул лоб у палача.
А потом, я не шучу,
Нос отгрызли палачу.

И неистово рыдая,
И безумно хохоча,
Веселяся и играя
Хоронили палача.
Дорогого-расписного,
Золотого палача.

Запечатан сургучом
Гроб гремучий с палачом...

...

- Тише, Танечка, не плачь,
Вот и к нам пришел палач.
Чтобы тятя не зачах,
Помолчи о палачах.

- Что ты, тятя, ты о чем?
Я хочу быть с палачом.
Не за бархат и парчу
Я отдамся палачу.
Почему - узнаешь сам...
Слава нашим палачам!


kokojambo: (skull)

посвящается Ю. П.

не увидеть звезд
не зажечь свечей
запах ее слез
вкус ее плечей

и горел фонарь
и стоял июнь
он как камень стар
он как ветер юн

вечно ли стоять
там под фонарем
хорошо дышать
с кем-нибудь вдвоем

только позови
что ты как дурак
мы же по-любви
а не просто так

и текла вода
ускользала суть
ты сказала да
он сказал забудь

где-то там на дне
след от корабля
где-то в вышине
плачут тополя

ты стоишь одна
и фонарь потух
не имеет дна
тополиный пух

***

May. 12th, 2014 04:42 pm
kokojambo: (skull)
Мчит беспечной колесницей равнодушных дней поток.
Где-то в Ницце, заграницей, кто-то тоже одинок,
кто-то смотрит в потолок, и усталые ресницы
запасают время впрок, как дежурный по больнице.
В нашей маленькой столице не отыщешь закуток,
чтоб забыться, затаиться... С кем пойти? Кому открыться?
Сочиняя небылицы и читая мимо строк,
кто-то смотрит в потолок. Мчит беспечной колесницей
бесконечных дней поток. И мелькают словно спицы
годы, книги, спины, лица, и страница за страницей
утекаешь сам в песок. Как-то так, наискосок.

***

May. 8th, 2014 10:23 am
kokojambo: (skull)
Мы все дико красивы, умны, и обласканы небесами.
День далек, а в ночи неважно, в которую сторону плыть.
Телефонная книга полнится мертвецами,
На столе поллитруха, и не с кем поговорить.

Разговаривать с мертвыми - словно петь Орфеем,
А живые ведь могут ответить, что-то спросить, поставить в тупик.
Я всегда притворялся - то волшебником, то злодеем...
Рифма - так себе (да и ритм - то не ритм, а лишь нервный тик).

Или так: раствориться в чужом монологе
Между словом "Привет" и - "Пока",
И коньячная дурь... разговоры о Боге...
Мы не любим гостей. То есть любим, но как-то издалека.

Мы куда-то плывем, и не кажется жизнь ни бесценной, ни тленной, пенной, бренной, богемной, надменной, настенной...
Стихли все голоса, всюду ночь, небо тычет мне в нос млечный путь.
Я ищу свой стакан и, схватившись за вымя вселенной,
Набираю твой номер, чтоб послушать гудки и уснуть.

kokojambo: (skull)
Лучше всего - промолчать,
Но не спится мне в этой ночи...
Спрячься, дружок, под кровать,
Только прошу - молчи!

Не надевай сапога,
Не нарушай уют -
Мы победим врага,
Только нас все-равно убьют.

Не выходи за дверь -
Там и без нас много зла.
Там гуляет голодный зверь -
Только весна пришла...

Хочешь - встань, молока попей.
Не распускай языка.
Хочешь - меня убей,
Только наверняка.
kokojambo: (skull)

Давно не баловался варганом. Вот песенку записал. С новым годом, чо...

Page generated Jul. 20th, 2017 12:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios